Москва, Фундаментальная библиотека, МГУ

Музей дворянского быта 1840-х годов ((Бытовой) Музей Сороковых Годов)

     Продолжаю перепечатку материалов Е. В. Кочневой о художнике-авангардисте, искусствоведе и крупном музейном деятеле Борисе Валентиновиче Шапошникове (1890-1956) (то же - здесь).
Как и обещал, в этом посте собираю сведения, касающиеся организованного Борисом Валентиновичем Бытового музея сороковых годов (он же - просто Музей Сороковых Годов или Музей дворянского быта 1840-х годов).



Борис Валентинович Шапошников. Автопортрет. 1910-е годы.
Бумага, акварель, карандаш. РО ИРЛИ РАН


    Collapse )

Collapse )


Collapse )


Collapse )


Collapse )
Москва, Фундаментальная библиотека, МГУ

Б. В. Шапошников. "М. О. Гершензон" (по материалам журнала "Наше наследие")


Б.В.Шапошников — заведующий Литературным музеем Пушкинского Дома. 1939.




Б.В.Шапошников в своем кабинете в Пушкинском Доме. 1950-е годы.

    "Имя Бориса Валентиновича Шапошникова (1890–1956) — крупного музейного деятеля 1920–1950-х гг., одного из создателей и первого директора московского Музея дворянского быта 1840-х гг. (1921–1929), заведующего Литературным музеем Пушкинского Дома (1936–1939) и его экспозицией (1947–1956), создателя экспозиции Музея Л.Н.Толстого в Москве (1939–1946), одного из организаторов Всероссийского музея А.С.Пушкина в Ленинграде (1953–1956) — в настоящее время известно лишь узкому кругу музейных работников и искусствоведов. Последние знают его и как талантливого художника-авангардиста, члена объединения «Бубновый валет», чьи произведения экспонировались на художественных выставках 1910–1920-х гг., одного из первых пропагандистов футуризма в России, дружившего со многими известными представителями отечественного и европейского авангарда. В 1920-е гг. Шапошников занимал ряд руководящих постов в Наркомпросе, был действительным членом Государственной Академии художественных наук (ГАХН), генеральным секретарем отделов советского искусства на международных выставках в Венеции (1924), Париже (1925), Флоренции (1927) и Милане (1927). Он автор ряда серьезных исследований по теории искусства, литературоведению, теории и практике музейного дела [[...] Самые известные научные работы Б.В.Шапошникова: Эстетика числа и циркуля. Неоклассицизм в современной живописи. М., 1926; Письма Е.М.Языковой о Пушкине. Из архива Музея сороковых годов // Искусство. 1928. Кн. 1-2. С. 153-168; Портрет и его оригинал // Искусство портрета: Сб. ст. / Под ред. А.Г.Габричевского. М., 1928. С. 79-86; Новый документ о книгах библиотеки Пушкина // Пушкин: Временник Пушкинской комиссии. М.; Л., 1937. [Вып.] 3. С. 358-370; Последняя квартира Пушкина: Путеводитель по музею. М.; Л., 1940; Литературные музеи. Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук. Л., 1950. - Е. К.]".

    Так начинает в "Нашем наследии" публикацию материалов, относящихся к Б. В. Шапошникову, Елена Кочнева, научный сотрудник Литературного музея Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН.

Collapse )


Collapse )


Наше Наследие - иллюстрированный культурно-исторический журнал
Москва, Фундаментальная библиотека, МГУ

П. Ф. Соколов. "Портрет Ю. П. Соколовой": художник и модель

    Одной из жемчужин в творческом наследии Петра Фёдоровича Соколова (1791-1848), одним из самых проникновенных его портретов является "Портрет Ю. П. Соколовой", написанный около 1827 года и хранящийся сейчас в Государственном музее А. С. Пушкина на Пречистенке.


П. Ф. Соколов. Портрет Ю. П. Соколовой. Ок. 1827. ГМП

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Москва, Фундаментальная библиотека, МГУ

Ещё раз о муже пушкинской Татьяны (версия И. С. Зильберштейна)

Посвящаю Танюше Лариной с благодарностью
за глубокий и живой интерес к этой теме,
который вдохновлял меня на всё новые и новые поиски.

      Мой рассказ - это компиляция из очерков замечательного искусствоведа, литературоведа, коллекционера и общественного деятеля доктора искусствоведения Ильи Самойловича Зильберштейна (1905-1988) из "огоньковского" цикла "Парижские находки" и статей из "Википедии". Обращение к этой теме (кто-то делает это кратко, кто-то - более пространно, с цитатами из И. С. или с пересказом его очерков) можно обнаружить в нескольких ЖЖ (см., напр.: http://luv-vie.livejournal.com/290430.html; http://anni-manninen.livejournal.com/720075.html).

И. С. Зильбершетейн (1980-е (?) годы)






                       
               

Авантитул и титульный лист книги И. С. Зильбер-штейна "Парижские находки. Эпоха  Пушкина" (М., 1993)



     В 1967 году Илья Самойлович написал статью "Муж пушкинской Татьяны"[1]. Поводом послужило обнаружение нескольких разрозненных листов из альбома с акварелями Петра Фёдоровича Соколова (1791-1848)[2], хранившихся у коллекционера А. А. Попова, проживавшего в Париже (этим акварелям посвящён ряд очерков искусствоведа). Среди других замечательных произведений искусства был и портрет А. Г. Строганова.

П. Ф. Соколов. Портрет А. Г. Строганова (1825-1831)

Collapse )


Collapse )


Collapse )


Collapse )




Collapse )

Collapse )

Москва, Фундаментальная библиотека, МГУ

Несколько слов об И. И. Дмитриеве

Посвящаю Танюше Лариной с благодарностью
за любознательные расспросы, без которых этот,
как и следующий, пост не мог быть написан.

     Блестящий знаток XVIII века Алексей Михайлович Песков, чей "Павел I" недавно снова переиздан в серии "ЖЗЛ", в предисловии к сборнику произведений Ивана Ивановича Дмитриева напоминал о хрестоматийном эпизоде, который, пожалуй, первым приходит на ум, когда произносишь фамилию некогда известного поэта и баснописца:
    "В VII главе «Евгения Онегина» есть такой эпизод:

У скучной тетки Таню встретя,
К ней как-то Вяземский подсел
И душу ей занять успел.
И близ него, ее заметя,
Об ней, поправя свой парик,
Осведомляется старик. (7, XLIX)

    «Пушкин, вероятно, имел в виду И. И. Дмитриева» [Русский архив. 1887. № 12. С. 577.], – комментировал последние строки Вяземский.
    В VIII главе ещё раз появляется портрет старика:

Collapse )


Collapse )

Collapse )


Collapse )


Collapse )
Москва, Фундаментальная библиотека, МГУ

Пушкин и Рафаэль

     Когда в конце ноября 2016 года я, начиная рассказывать друзьям о походе на выставку "Рафаэль. Поэзия образа", поставил эпиграфом пушкинские строчки из стихотворения "Кто знает край, где небо блещет..." (1828):


Рафаэль Санти. Автопортрет (ок. 1505)

Гравюра Н. И. Уткина с оригинала О. А. Кипренского. Портрет А. С. Пушкина (1827)

Где ты, ваятель безымянный
Богини вечной красоты?
И ты, харитою венчанный,
Ты, вдохновенный Рафаэль? - и спокойно продолжал:



  Collapse )
Москва, Фундаментальная библиотека, МГУ

Две поездки в Архангельское (июль 2016; июнь 2017)

   Тексты каждой из двух заметок о поездках в Архангельское написаны "по горячим следам" каждого из посещений. Публикую их с минимальными исправлениями и дополнениями по части библиографии и иконографии.
Collapse )

Collapse )
Москва, Фундаментальная библиотека, МГУ

О том, как я не попал в Дом-музей В. Л. Пушкина, или Прогулка около Садового кольца

    В один июльский вторник поехал в район Красных ворот на консультацию в Институт глазных болезней им. Гельмгольца, приехал рано, побродил кругом и удивился: почти за 15 лет поездок сюда мне никогда в голову не приходило, что пройдёшь чуть вперёд по Садовой-Черногрязской - и за поворотом Старая Басманная, а там Дом-музей В. Л. Пушкина. Тогда я решил в среду наведаться в филиал Государственного музея А. С. Пушкина (ГМП) - Дом-музей дяди-поэта Василия Львовича Пушкина (1766-1830) на Старой Басманной, д. 36.

                                                     
                                                                                                                           Эдм Кенеди. В. Л. Пушкин. 1803 год

  Collapse )
Москва, Фундаментальная библиотека, МГУ

Вокруг Пушкина (С. М. Бонди, Т. Г. Цявловская, Ф. Г. Раневская...)

   В феврале прошлого года по делам бакалаврской работы я оказался в Рукописном отделе Пушкинского Дома. В то время я ещё не знал точно, каким аспектом биографии Александра Ивановича Тургенева займусь, поэтому решил просмотреть картотеку описей ф. 309 (Тургеневых) РО ПД, точнее её разделы, указывающие на дневники и записные книжки. Я много читал о плохо разбираемом почерке А. И., знал, что это одна из причин затруднения публикаций его материалов, но, как всегда это бывает, не поверил, насколько сложно читать его почерк неподготовленному историку. Увидев тургеневский почерк, я испытал большой шок и сильно расстроился. Постепенно стал к нему привыкать.
    Первое впечатление от увиденного описал своей подруге и сокурснице Ирине Гребенченко. Рина посочувствовала; и тут я обмолвился, что, по крайней мере, для рукописей Пушкина Сергеем Михайловичем Бонди была разработана методика прочтения непростого рукописного текста, но я не знал тогда, где об этом прочитать. Ответ Рины был чудесен: "Надо поскорее узнать!"
    Вернувшись в Москву после 10-дневнего пребывания в Петербурге, я нашёл соответствующую статью С. М. "О чтении рукописей Пушкина" и с большим интересом её прочитал.

С. М. Бонди

  Collapse )
Москва, Фундаментальная библиотека, МГУ

О переводах и переводчиках "Графа Монте-Кристо" Александра Дюма-отца

I

    Эта история началась с того, что я в конце января 2015 года набрёл на форум дюмаманов, прочитал о переводе "Трёх мушкетёров" и мне стало жаль Дебору Григорьевну Лившиц: больше 30 лет она трудилась над переводом всеми любимого романа, редактируя и исправляя его за других:
Collapse )

Collapse )


Collapse )